kortan (kortan) wrote,
kortan
kortan

Что-то я стала лениться заходить в ЖЖ.
А вот сейчас жутко захотелось поделиться одним интервью. Раньше не читала. Мне интересно.
(Этот чудаковатый господин, чьё искусство заметно опередило своё время, мне всегда был очень интересен)



Вы не помните, было ли в вашей жизни какое-нибудь событие, после которого вы начали воспринимать музыку как часть своей жизни?
Нет, ничего такого особенного я не помню. Как только я пошел в школу, во мне начали бороться самые разные чувства. Вообще школьный опыт оказался для меня крайне неудачным, потому что отношения с большинством учителей и со всеми моими товарищами по классу у меня были из рук вон плохи. Вероятно, то, что, выходя из школы, я шел играть на фортепиано, а не в хоккей, как все, породило во мне ощущение, что музыка – это что-то особенное, не обязательно плохое или хорошее, но просто другое, и что она дает мне право на одиночество. А одиночество казалось мне в ту пору чрезвычайно важным, тем более что характер у меня был довольно скверный.

Вы гастролируете по всему миру. Какое у Вас складывается впечатление о публике тех стран, где Вы играете?
Я отчетливо помню многие концерты, но ярче всего врезался в память мой первый концерт в Москве, который явился также моим первым европейским концертом. Я не знал, к чему готовиться. Я словно оказался на обратной стороне Луны. Мое российское турне было очень насыщенным, утомительным и вместе с тем очень радостным.
Невозможно не вспомнить про то, что называют Вашей эксцентричностью, — например, тот факт, что Вы повсюду ездите со своим стулом, или что Вы не снимаете перчаток, а летом ходите в зимних ботинках и пальто. Это лишь позерство или за Вашими странностями стоит что-то серьезное?
Прежде всего, газеты сильно сгустили краски. К примеру, зимние башмаки я надеваю, только когда идет снег. Иногда в прессе обсуждают вещи, которые никакого отношения к музыке не имеют … хотя чаще, пожалуй, говорят о том, что непосредственно связано с моей игрой на фортепиано. Перчатки? Да, я их почти не снимаю, а иногда надеваю сразу две пары. Но ведь я зарабатываю на жизнь руками, что же противоестественного в том, что я их берегу? Что касается стула, то он мне совершенно необходим. Вот уже шесть лет, как я на нем сижу, он весь разваливается, но я ни за что его не поменяю, потому что не нашел ни одного другого такой же совершенной формы. Рано или поздно, конечно, придется его заменить, но я надеюсь, что сам я уйду на покой раньше. Все это так или иначе связано с моей манерой играть, и если моя манера некоторым кажется странной, то я не вижу, где тут позерство. Нет, дело абсолютно не в этом, все намного серьезней.
( Из интервью, взятого Деннисом Брейтуэйтом у Гленна Гульда для газеты «Star of Toronto» от 28 марта 1958 года. Полностью здесь )

Самый примечательный символ эксцентричности Гленна Гульда: его знаменитый стул. Он искал настолько низкое положение, которое не будет затруднять движений ни вперёд, ни назад, ни по диагонали, в то время, когда он играет.
Ему требовалась позиция наклона вперёд, максимально низко, спина под углом более, чем в девяносто градусов, чтобы было комфортабельно сидеть. Никакие обычно принятые фортепианные табуреты не устраивали исполнителя. И в 1953 году его отец изготовил легкий деревянный складной стул с высокой спинкой. Садясь на этот стул, Гульд оказывался в тридцати пяти сантиметрах от пола, но и этого было не достаточно. Между тем, его колени уже оказывались выше, чем сиденье. Такая низкая посадка за роялем еще никогда не практиковалась. Но Гленн Гульд хочет придумать еще что-нибудь, чтобы опуститься ниже. Он просит изготовить деревянные блоки, покрашенные в черный цвет, под каждую ножку рояля, которые ему позволяют поднять фортепиано более, чем на три сантиметра.
Гульд возит стул с собой в специальном ящике. За историю исполнительской деятельности стул и теряли, и роняли, и несколько раз повреждали.

В конце пятидесятых годов стул исковеркан уже так, что публике страшно смотреть, как Гленн на него садится. Появился новый ритуал: перед каждым концертом Гульд смазывал стул, чтобы он не скрипел. Несмотря на эти усилия, стул скрипел и запись увековечила эти скрипы. Позже Гульд стал крепить рамку клейкой лентой и проволокой, так как стул перекосило; подушка из зеленой кожи с набивкой превратилась в тряпку.
Наблюдая состояние его стула, можно датировать фотографии и фильмы Гульда. В середине семидесятых он садится только на пустую рамку с деревянной перекладинкой, но никогда не жалуется на это. Из года в год он прилагает искренние усилия, чтобы найти или заказать новый, более прочный, деревянный или металлический стул, но ничто не может заменить старого друга.

Вот здесь еще про Гленна Гульда
Фортепианный Доктор Хаус
Фортепианный человек дождя: музыка в уединении
Фортепианный человек дождя: музыка без компромиссов

Моя любимая соната

Tags: Немного про Гленна Гульда
Subscribe

  • (no subject)

    Hijo de la Luna - сын Луны. Песню-балладу написал Хосе Мария Кано Баллада вот о чем: цыганка без памяти влюбилась в красавца соплеменника. Любовь…

  • (no subject)

    Léon Spilliaert (1881-1946) - La Princesse Maleine, 1911 Частное собрание Леон Спиллиарт - крупнейший бельгийский художник-символист. Вот здесь…

  • (no subject)

    Хотела этот пост сделать еще вчера. Вспомнила стихотворение "Перед снегом". Погода обещала снег. С утра сегодня снег пошел. Актуальность пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments